Найти рассказ андерсона знакомство

Читать сказки Андерсена онлайн бесплатно | Русская сказка

Случай с Андерсеном был тем явлением, которое старомодные писатели . пряли, сгорбившись, серую шесть и бормотали свои нехитрые рассказы. . Такие знакомства Андерсен считал не только естественными, но просто. Ганса Христиана. Скачать бесплатно или читать онлайн сказки Андерсена Ганса Он вел знакомство и с аристократами крови и, что называется. Цель: знакомство с творчеством Г.Х. Андерсена, расширение литературного кругозора учащихся. Материалы могут быть.

Заготовки кружков разных размеров. Из какого материала мы будем его с вами делать? Раз, два, три, четыре, пять ладони лежат на коленях или столе Червячки пошли гулять пальцы согнуть и подтянуть к ним ладонь Вдруг ворона подбегает по поверхности идут указательным и средним пальцами Головой она кивает, сложить ладонь щепоткой и качать вверх-вниз Каркает: Детские работы выставляются для общего обзора, оформляют как тематическую выставку с указанием авторов.

Совершенствовать технику скульптурной лепки. Продолжать учить оттягивать от всего куска пластилина такое количество материала, которое необходимо для моделирования шеи и головы птицы; свободно применять знакомые приемы лепки вытягивание, загибание, прищипывание, сглаживание пальцами для создания выразительного образа. Развивать чувство формы и пропорции.

НОД «Знакомство с жизнью Ганса Христиана Андерсена»

Воспитывать интерес к познанию природы и более точному отражению впечатлений в изобразительном творчестве. Воспитывать познавательный интерес к произведениям художественной литературы.

Рассматривание изображение лебедя на картинках, книжных иллюстрациях, альбомах. Воспитатель читает отрывок из сказки Х. Помещает на композицию красивую грациозную лебедушку с гордо изогнутой шеей. Показывает детям приемы лепки и напоминает, что лепить лебедей и уток лучше скульптурным способом из целого куска, не деля его на части, а только вытягивая из него нужное количество пластилина и моделируя части тела. Задумываем птицу, представляем себе, как она будет выглядеть, и начинаем лепить.

От передней части оттягиваем пальцами небольшое количество пластилина, но не отрываем, а сразу начинаем лепить шею и голову приподнимаем вверх, слегка изгибаем и закругляем. Клюв у уточки широкий вытягиваем немного пластилина и округляем. Вытягиваем хвостик и заостряем. Воспитатель спрашивает у ребят, как бы они лепили птицу, если бы задумали не уточку, а лебедя. И сама же отвечает на вопрос, что лепим точно так же, только у лебедя шея тоньше и грациозно изгибается.

Воспитатель уточку превращает в лебедя, вытягивает и изгибает шею, прищипывает крылья и показывает детям лебедя. Дети лепят лебедей, уток и свободно размещают их на поверхности пруда. Воспитатель дополняет композицию камышами, также слепленными из пластилина и желудей, кувшинками. По окончании работы воспитатель предлагает детям рассмотреть получившуюся сюжетную композицию, дать словесную характеристику своей работы с использованием слов: Познакомить детей с жизнью и творчеством сказочника Г.

Учить детей понимать мораль сказки, выражать свое отношение к поступкам героев. Упражнять детей в чтении. Воспитывать у детей интерес к художественной литературе. Книги и иллюстрации сказок Г. Далеко-далеко, в той стране, куда улетают от нас на зиму ласточки, жил король. А вы знаете еще какие-нибудь сказки этого замечательного сказочника? Кто же такой этот Ганс Христиан Андерсен, написавший столько замечательных сказок?

В бедной каморке проживала молодая семья башмачника. Как вы думаемее, кто такой башмачник? В детстве малыш часто слушал сказки из уст бедных старух. Став взрослым, Андерсен уехал из родного городка в столицу Дании и там начал писать. Он писал для взрослых, для театра. Но не всегда у него получалось хорошо.

А вот когда Андерсен начал писать сказки, о нем узнал весь мир. Наша страна находится далеко от Дании, но мы с детства знаем и любим героев сказок Андерсена: Ведьма, собаки, принцесса, солдат.

Тюфяки, пуховики, принцесса, горошина. Жабы, жуки, полевая мышь, ласточка, крот. Принц, морская ведьма, немая девушка, морская пена. Король, двое обманщиков, придворные, маленький мальчик. Тролль, рыба, мальчики, танцовщица, солдатик. Король, мачеха-колдунья, Элиза, двенадцать братьев. Бедный принц, горшочек, трещотка, фрейлины, принцесса, бубенцы.

Утки, лебеди, курица, кот. А сейчас я буду зачитывать вам отрывки из сказок, а вы попробуйте вспомнить названия этих сказок. А солдату опять до смерти захотелось увидеть прелестную принцессу. И вот ночью опять явилась собака, схватила принцессу и помчалась с ней во всю прыть. Боже мой, на что она была похожа! Вода бежала с ее волос и платья прямо в носки башмаков и вытекала из пяток, а она всетаки уверяла, что она настоящая принцесса. Мимо летел майский жук, увидал девочку, обхватил ее за тонкую талию лапкой и унес на дерево, а зеленый листок поплыл.

Обманщики поставили два ткацких станка и стали делать вид, будто усердно работают, а у самих на станках ровно ничего не. На другой день горничная выгребала из печки золу и нашла маленькое оловянное сердечко, от танцовщицы же осталась одна розетка, да и та вся обгорела и почернела, как уголь. Злая королева натерла ее соком грецкого ореха, так что она стала совсем коричневой, вымазала ей личико вонючей мазью и спутала ее чудные волосы. Даже отец ее испугался и сказал, что это не его дочь.

С тех пор она всегда представлялась мне в виде интересных картин, похожих на рисунки к его рассказам. Андерсен всю свою жизнь умел радоваться, хотя детство его не давало для этого никаких оснований.

Родился он в году, во время наполеоновских войн, в старом датском городе Оденсе, в семье сапожника. Оденсе лежит в одной из котловин среди низких холмов на острове Фюн. В котловинах на этом острове почти всегда застаивался туман, а на вершинах холмов цвел вереск и уныло шумели сосны. Если хорошенько подумать, на что был похож: Оденсе, то, пожалуй, можно сказать, что он больше всего напоминал игрушечный город, вырезанный из почернелого дуба.

Недаром Оденсе славился своими резчиками по дереву. Один из них, средневековый мастер Клаус Берг, вырезал из черного дерева огромный алтарь для собора в Оденсе. Алтарь этот, величественный и грозный, наводил оторопь не только на детвору, но даже на взрослых. Но датские резчики делали не только алтари и статуи святых,— они предпочитали вырезать из больших кусков дерева те фигуры, что, по морскому обычаю, украшали форштевни парусных кораблей. То были грубые, но выразительные статуи мадонн, морского бога Нептуна, нереид, дельфинов и изогнувшихся морских коньков.

По существу, эти резчики корабельных статуй были поэтами моря и своего ремесла. Не зря же из семьи такого резчика вышел один из величайших скульпторов XIX века, друг Андерсена, датчанин Бертель Торвальдсен. Маленький Андерсен видел замысловатые работы резчиков не только на кораблях, но и на домах Оденсе. Должно быть, он знал в Оденсе тот старый-престарый дом, где год постройки был вырезан на деревянном толстом щите в рамке из тюльпанов и роз. Там же было вырезано целое стихотворение, и дети выучивали его наизусть.

Он даже описал этот дом в одной из своих сказок. А у отца Андерсена как у всех башмачников, висела над дверью деревянная вывески с изображением орла с парой голов — в знак того, что башмачники всегда шьют только парную обувь.

Дед Андерсена тоже был резчиком по дереву. В старости он занимался тем, что вырезал всякие причудливые игрушки — людей с птичьими головами или коров с крыльями — и раздаривал эти фигурки соседским мальчишкам.

Дети радовались, а родители, как водится, считали старого резчика слабоумным и дружно насмехались над. Андерсен вырос в бедности. Единственной гордостью семьи Андерсенов была необыкновенная чистота в их доме, ящик с землей, где густо разрастался лук, и несколько вазонов на окнах: Их зимах сливался с дребезжащим перезвоном колоколов, стуком отцовского сапожного молотка, лихой дробью барабанщиков около казармы, свистом флейты бродячего музыканта и хриплыми песнями матросов, выводивших по каналу неуклюжие барки в соседний фиорд.

По праздникам матросы устраивали борьбу на узкой доске, перекинутой с борта одного корабля на. Побежденный падал в воду под хохот зрителей. Во всем этом небогатом разнообразии людей, небольших событий, красок и звуков, окружавших тихого мальчика, он находил повод для того, чтобы выдумывать невероятные истории.

Пока он был еще слишком мал, чтобы решиться рассказывать эти истории взрослым. Тогда оказалось, что эти истории называются сказками, дают людям повод для размышления и приносят им много радости. В доме у Андерсенов у мальчика был только один благодарный слушатель — старый кот по имени Карл. Но у Карла был крупный недостаток: Кошачьи годы, как говорится, брали. Но мальчик не сердился на старого кота: Первые сказки мальчик услышал от отца и старух из соседней богадельни.

  • Ребячья болтовня
  • Мир сказок Андерсена
  • Проект: «Знакомство дошкольников с творчеством датского сказочника Г.Х.Андерсена»

Весь день эти старухи пряли, сгорбившись, серую шерсть и бормотали свои нехитрые рассказы. Мальчик переделывал эти рассказы по-своему, украшая их, как бы расцвечивая свежими красками, и в неузнаваемом виде снова рассказывал их, но уже от себя, богаделкам. А те только ахали и шептались между собой, что маленький Кристиан слишком умен и потому не заживется на свете. Прежде чем рассказывать дальше, надо остановиться на том свойстве Андерсена, о котором я уже вскользь говорил: Пожалуй, неправильно называть это свойство умением.

Гораздо вернее назвать его талантом, редкой способностью замечать то, что ускользает от ленивых человеческих глаз. Мы ходим по земле, но часто ли нам приходит в голову желание нагнуться и тщательно рассмотреть эту землю, рассмотреть все, что находится у нас под ногами.

А если бы мы нагнулись или даже больше — легли бы на землю и начали рассматривать ее, то на каждой пяди мы бы нашли много любопытных и прекрасных вещей. Разве не прекрасен сухой мох, рассыпающий из своих кувшинчиков изумрудную пыльцу, или цветок подорожника, похожий на сиреневый пышный султан? Или обломок перламутровой ракушки, такой крошечный, что из него нельзя сделать даже карманное зеркальце для куклы, но достаточно большой, чтобы бесконечно переливаться и блестеть таким же множеством опаловых красок, каким горит на вечерней заре небо над Балтикой?

Проект: «Знакомство дошкольников с творчеством датского сказочника Г.Х.Андерсена» - PDF

Разве не прекрасна каждая травинка, наполненная пахучим соком, и каждое летучее семечко липы? Из него обязательно вырастает могучее дерево, и однажды тень от его листвы стремительно рванется от порывистого ветра и разбудит девушку, уснувшую в саду.

И она медленно откроет глаза, полные свежей синевы и восхищения перед зрелищем поздней весны. Да мало ли что увидишь у себя под ногами! Обо всем этом можно написать поэмы, рассказы и сказки — такие сказки, что люди будут только качать головами от удивления и говорить друг другу: Должно быть, он все-таки колдун!

Спектакль дети почти всегда принимают как сказку. Яркие декорации, свет масляных ламп, бряцание рыцарских доспехов, гром музыки, подобный грому сражения, слезы принцесс с синими ресницами, рыжебородые злодеи, сжимающие рукоятки зазубренных мечей, пляски девушек в воздушных нарядах — все это никак не походит на действительность и, конечно, может происходить только в сказке.

В Оденсе был свой театр. Он был ошеломлен этим спектаклем и с тех пор стал ярым театралом на всю свою жизнь, до самой смерти. Но на театр не было денег. И мальчик заменил подлинные спектакли воображаемыми. Он подружился с городским расклейщиком афиш Петером, начал помогать ему, а за это Петер дарил Кристиану по одной афише каждого нового спектакля. Кристиан приносил афишу домой, забивался в угол и, прочитав название пьесы и имена действующих лиц, тут же выдумывал свою захватывающую дух пьесу, под тем же названием, которое стояло на афише.

Выдумывание это длилось по нескольку дней. Так создавался тайный репертуар детского воображаемого театра, где мальчик был автором и актером, музыкантом и художником, осветителем и певцом. Андерсен был единственным ребенком в семье и, несмотря на бедность родителей, жил вольно и беззаботно. Его никогда не наказывали. Он занимался только тем, что мечтал. Это обстоятельство помешало ему вовремя научиться грамоте: Больше всего времени Кристиан проводил на старой мельнице на реке Оденсе. Мельница эта вся тряслась от старости, окруженная обильными брызгами и потоками воды.

Зеленые бороды тяжелой тины свешивались с ее дырявых лотков. У берегов запруды плавали в ряске ленивые рыбы. Кто-то рассказал мальчику, что прямо под мельницей, на другом конце земного шара, находится Китай и что китайцы довольно легко могут прокопать подземный ход в Оденсе и внезапно появиться на улицах заплесневелого датского городка в красных атласных халатах, расшитых золотыми драконами, и с изящными веерами в руках.

Мальчик долго ждал этого чуда, но оно почему-то не произошло. Кроме мельницы, еще одно место в Оденсе привлекало маленького Кристиана. На берегу канала была расположена усадьба старого отставного моряка.

В своем саду моряк установил несколько маленьких деревянных пушек и рядом с ними — высокого, тоже деревянного, солдата. Когда по каналу проходил корабль, пушки стреляли холостыми зарядами, а солдат палил в небо из деревянного ружья. Так старый моряк салютовал своим счастливым товарищам — капитанам, еще не ушедшим на пенсию. Несколько лет спустя Андерсен попал в эту усадьбу уже студентом. Моряка не было в живых. Юного поэта встретил среди цветочных клумб рой красивых и задорных девушек — внучек старого капитана.

Впервые тогда Андерсен почувствовал любовь к одной из этих девушек, —любовь, к сожалению, безответную и туманную. Такими же были все увлечения женщинами, случавшиеся в его беспокойной жизни. Кристиан мечтал обо всем, что только могло прийти ему в голову. Родители же мечтали сделать из мальчика хорошего портного. Мать учила его кроить и шить.

Но мальчик если что-либо и шил, то только пестрые платья из шелковых лоскутков для своих театральных кукол у него уже был свой собственный домашний театр, а вместо кройки он научился виртуозно вырезать из бумаги замысловатые узоры и маленьких танцовщиц, делающих пируэты. Этим искусством он поражал всех далее в годы своей старости.

Умение делать прочные швы впоследствии пригодилось Андерсену. Он так перемарывал рукописи, что на них не оставалось места для поправок, — тогда Андерсен выписывал эти поправки на отдельных листках и тщательно вшивал их нитками в рукопись: Когда Андерсену исполнилось четырнадцать лет, умер его отец.

Вспоминая об этом, Андерсен говорил, что всю ночь над умершим пел сверчок, в то время как мальчик всю ночь проплакал. Так под песню запечного сверчка ушел из жизни застенчивый башмачник, ничем не замечательный, кроме того, что он подарил миру своего сына — сказочника и поэта. Вскоре после смерти отца Кристиан отпросился у матери и на жалкие сбереженные гроши уехал из Оденсе в столицу Копенгаген завоевывать счастье, хотя он сам еще толком не знал, в чем оно заключается.

В сложной биографии Андерсена нелегко установить то время, когда он начал рассказывать свои первые прелестные сказки. С раннего детства его память была полна разных волшебных историй, но они лежали под спудом.

Юноша Андерсен считал себя кем угодно — певцом, танцором, декламатором, поэтом, сатириком и драматургом, но только не сказочником. Несмотря на это, отдельный голос сказки давно слышался то в одном, то в другом его произведении, как звук чуть затронутой и тотчас же отпущенной струны. Не помню, кто из писателей сказал, что сказки делаются из того же вещества, из которого состоят сны.

Во сне частности нашей реальной жизни свободно и причудливо соединяются во множестве комбинаций, как разноцветные стеклышки в калейдоскопе. Ту работу, которую проводит во сне сумеречное сознание, во время бодрствования совершает наше безграничное воображение. Отсюда, очевидно, и возникла мысль о сходстве снов и сказок.

ВЕЛИКИЙ СКАЗОЧНИК

Свободное воображение ловит в окружающей нас жизни сотни частностей и соединяет их в стройный и мудрый рассказ. Нет ничего, чем пренебрег бы сказочник.

Любая мысль — самая могучая и великолепная —может быть выражена при дружеском содействии этих незаметных и скромных вещей. Что толкнуло Андерсена в область сказки? Далекий ропот моря, долетавший в чащу; лих лесов, придавал им таинственность. Но мы также знаем, что многие свои сказки Андерсен писал среди зимы, и разгар детских елочных праздников, и придавал им нарядную и простую форму, свойственную елочным украшениям.

Небесное Искусство. К. Паустовский. ВЕЛИКИЙ СКАЗОЧНИК

Приморская зима, ковры снегов, треск огня в печах и сияние зимней ночи — все это располагает к сказке. А может быть, толчком к тому, что Андерсен стал сказочником, послужил один случай в Копенгагене. Маленький мальчик играл на подоконнике в старом копенгагенском доме. Игрушек было не так уж много — несколько кубиков, старая бесхвостой лошадь из папье-маше, много раз уже выкупанная и потому потерявшая масть, и сломанный оловянный солдатик.

Мать мальчика, молодая женщина, сидела у окна и вышивала. В это время и глубине пустынной улицы со стороны Старого порта, где усыпительно и монотонно покачивались в небе реи кораблей, показался высокий и очень худой человек в черном. Он быстро шел несколько скачущей, неуверенной походкой, размахивая длинными рукавами, и говорил сам с. Шляпу он нес в руке, и потому был хорошо виден его большой покатый лоб, орлиный тонкий нос и серые сощуренные.

Он был некрасив, но изящен и производил впечатление иностранца. Душистая веточка мяты была воткнута в петлицу его сюртука. Если бы можно было прислушаться к бормотанию этого незнакомца, то мы бы услышали, как он чуть нараспев читал стихи: Я сохранил тебя в своей груди, О роза нежная моих воспоминаний Женщина за пяльцами подняла голову и сказала мальчику: Под его колыбельную песню ты так хорошо засыпаешь.

Мальчик посмотрел исподлобья на незнакомца в черном, схватил своего единственного хромого солдатика, выбежал на улицу, сунул солдатика в руку Андерсену и тотчас убежал. Это был неслыханно щедрый подарок, и Андерсен понял. Он воткнул солдатика в петлицу сюртука рядом с веточкой мяты, как драгоценный орден, потом вынул платок и слегка прижал его к глазам, — очевидно, недаром друзья обвиняли его в чрезмерной чувствительности.

А женщина, подняв голову от вышивания, подумала: А этих выдумок было. Однажды он даже придумал прикрепить к мачте рыбачьей шхуны эолову арфу, чтобы слушать ее жалобное пение во время угрюмых северо-западных ветров, постоянно дующих в Дании. Андерсен считал свою жизнь прекрасной, но, конечно, лишь и силу детской своей жизнерадостности.

Эта незлобивость по отношению к жизни обычно бывает верным признаком внутреннего богатства. Таким людям, как Андерсен, нет охоты растрачивать время и силы па борьбу с житейскими неудачами, когда вокруг так явственно сверкает поэзия, и нужно жить только в ней, жить только ею и не пропустить то мгновение, когда весна прикоснется губами к деревьям.

Как бы хорошо никогда не думать о житейских невзгодах! Что они стоят по сравнению с этой благодатной, душистой, ослепляющей весной! Андерсену хотелось так думать и так жить, но действительность совсем не была милостива к.

Было много, слишком много огорчений и обид, особенно в первые годы в Копенгагене, в годы нищеты и пренебрежительного покровительства со стороны признанных поэтов, писателей и музыкантов. Андерсен говорил, что за свою жизнь он выпил не одну чашу горечи. Его замалчивали, на него клеветали, над ним насмехались. Неумение жить считалось самым тяжким пороком в филистерском обществе Дании.